Сексизм на кухне или как Гордон Рамзи и Марко Пьер Уайт «воспитывают» монстров

Сексизм, унижения и притеснения в ресторанной сфере — явление повсеместное. Ресторатор Джен Эгг, наконец взяла на себя смелость вынести сор из избы и рассказала о проблемах сексизма на кухне. Перевод её статьи в издании The New York Times.

Ресторатор из Торонто о проблеме сексизма

В июне Кейт Бернхем, подающий надежды кондитер из Weslodge, популярного ресторана в Торонто, направила иск в суд по правам человека Онтарио. В нём утверждалось, что трое мужчин-поваров неоднократно физически и словесно унижали ее. Особенно вопиющим стал эпизод, в котором коллега сзади просовывал ей руку между ног и, сжав ее промежность, имитировал половой акт на глазах у всех коллег.

Удивителен не сам рассказ Кейт (сексуальные домогательства и притеснения в ресторанной сфере — явление известное). Удивительно, что кто-то наконец взял на себя смелость придать это широкой огласке.

За те несколько месяцев, что прошли после подачи иска и обвинений Кейт Бернхем, в ресторанном бизнесе Канады, Соединенных Штатов да и всего мира развернулось непростое, но необходимое обсуждение того, как сексизм мешает появлению в этом бизнесе женщин, и что надо сделать, чтобы ситуацию переломить.

С общепринятой точки зрения кухни высококлассных ресторанов являются исключительно мужской вотчиной, где даже ученики с нескрываемым обожанием смотрят на обаятельных талантливых мерзавцев, ярчайшим примером которых является Марко Пьер Уайт, а Гордон Рамзи такой образ до крайности популяризировал.

Рамзи, по крайней мере по телевизору, всегда слишком часто и рьяно декларирует равные возможности. Но он являет собой именно тот идеал шеф-повара, который общество себе выбрало: агрессор, орущий и сыплющий оскорблениями и, самое главное, мужчина.

От взора обывателя однако укрывается то, как ведут себя люди, воспитанные на таких вещах и к ним тянущиеся. Под гнетом сильного стресса молодые повара-мужчины слишком часто вымещают свое разочарование и недовольство на малочисленных женщинах, осмелившихся войти в их мир.

Я никогда не работала шеф-поваром, но я владею и управляю ресторанами в течение почти 20 лет. Поэтому я видела вещи (иногда даже в собственных ресторанах при некоторых шефах), которые и поныне меня шокируют. Это часто выходит за рамки повседневного сексизма, переживаемого женщинами, однозначно превращаясь в унижения и домогательства.

Удары щипцами, щелканье резинкой бюстгальтера, постоянное «лапанье» — женщины-повара сразу на горьком опыте учатся поднимать кастрюлю с пола, не наклоняясь, а приседая. Знакомый повар в известном ресторанном синдикате со штаб-квартирой в Торонто рассказывала мне жуткие истории про шефа, творившего такие пакости, как, например, вываливание обеда для сотрудницы в металлическую миску на полу кухни, потому что, по его словам, «собаки должны жрать на полу».

Многие знакомые мне дамы из «общепита» слушали историю Кейт Бернхем со скучающим видом — не потому, что они бесчувственные дуры, а потому, что им все это давно знакомо. (Увы, но были и действительно бесчувственные женщины, комментировавшие ситуацию, как их коллеги-мужчины — дескать, «нормальная баба всегда способна пресечь такое отношение»).

Так почему же в отличие от Кейт другие женщины не находят в себе мужество выступить открыто? На самом деле находят: по сведениям комиссии США по равноправию при трудоустройстве, ресторанная отрасль является крупнейшим источником жалоб на злоупотребления и сексуальные домогательства. Тем не менее, большинство таких жалоб подаются людьми «из зала». Это объясняется просто: во многих ресторанах (хотя, конечно, не во всех) работа в зале — барменом или официантом — часто носит временный характер, вроде как, пока учишься или делаешь первые шаги в творческой самореализации. А с кухней, в частности, в дорогих ресторанах, все обстоит иначе — там люди выстраивают карьеру. Они начинают работать помощниками или где-то на линии, надеясь в один прекрасный день стать су-шефом или открыть собственный ресторан.

Лучшие работники кухни трудятся одной сплоченной командой, где конкуренция нужна для самосовершенствования и прохождения через ад 14-часовых рабочих будней. Такое «товарищество» необходимо, исходя из специфики работы, но оно вполне может существовать и без сползания в хаос злоупотреблений, домогательств и притеснений, поддерживаемых негласным кодексом молчания. Многим женщинам просто кажется невыгодным озвучивать проблемы.

Это особенно актуально в таких городах, как Торонто, довольно больших, но не настолько, чтобы вы могли «начхать» на репутацию «некомандного игрока». Хотя даже в огромном мегаполисе вроде Нью-Йорка сообщество «хай-энд» рестораций невелико, и слава пушечным ядром летит впереди тебя. Поэтому женщины молчат и приноравливаются к работе в атмосфере зашкаливающего хамства… или уходят из бизнеса.

Хотя кулинарные школы и выпускают множество талантливых женщин, удивляться, что на вершине ресторанного бизнеса их единицы, не приходится. Умники будут вам твердить, что женщины тупо не справляются. А на деле, у них просто ноль интереса в работе, на которой их не то что не ждут, а еще и всячески унижают.

У Кейт Бернхем хватило мужества не только придать дело огласке, но и даже выдержать бурю сексистских атак в социальных сетях. (Она уже не работает в ресторанном бизнесе). Теперь настала очередь набраться смелости и другим женщинам в отрасли.

Когда я узнала о проявлениях сексизма в своих заведениях, я приняла меры, и хотелось бы думать, что я задала правильный вектор для сотрудников. Но проблема выходит далеко за рамки «подгнивших яблочек». Дело в культуре. Общество должно быть в курсе проблемы, все больше людей должны открыто выступать на эту тему, а лидеры отрасли должны личным примером искоренять проявления этого зла. Медленно, но верно мы создадим новый мир, где эра кухонного мачизма будет выглядеть печальным анахронизмом, которым, собственно, ему уже давно пора стать.

Оригинал: Джен Эгг, nytimes.com
Перевод: Леонид Каплун специально для EatBetter.ru

Леонид Каплун

Переводчик

Комментарии