Иннокентий Павлов о стритфуде центральной Италии

Иннокентий Павлов о стритфуде центральной Италии Первый недовольный итальянскими ресторанами и качеством местной еды. Во время своей предыдущей поездки в Италию в 2011 году я был неприятно удивлён ценами и уровнем качества римского общепита. Было полное ощущение того, что все как одна пиццерии, остерии, траттории, ростичерии и даже ристоранте ориентированы на стремительный поток туристов, которым должно быть вполне достаточно пищи культурно-духовной. Пусть закуской […]

Иннокентий Павлов
о стритфуде центральной Италии

Первый недовольный итальянскими ресторанами и качеством местной еды.
Во время своей предыдущей поездки в Италию в 2011 году я был неприятно удивлён ценами и уровнем качества римского общепита. Было полное ощущение того, что все как одна пиццерии, остерии, траттории, ростичерии и даже ристоранте ориентированы на стремительный поток туристов, которым должно быть вполне достаточно пищи культурно-духовной. Пусть закуской им будет разящая наповал архитектура Вечного Города, основным блюдом — вибрирующие Большой Историей обломки Империи, а запьют пусть все это слезами от невыносимой концентрации прекрасного в самом большом храме и в самом маленьком государстве в мире. Что до их желудков, то их можно набить любым подножным кормом, главное чтобы у него было приятное на вкус итальянское название, произносимое с экспрессией и жестикуляцией: перечислять не буду, поскольку даже для неискушённого русского уха они давно потеряли свой шарм. Заправилы римских харчевен абсолютно уверены в том, что всякий входящий к ним попадает первый и последний раз, поэтому нужно всего лишь заманить его, заставить сесть за стол и сделать заказ. Остальное неважно — дальше будут тысячи и тысячи новых лохов.

Джелатерии, конечно — это исключение. Я не знаю, какие наркотики итальянцы кладут в свое мороженое, но во всем мире мне удалось лишь пару раз найти, так скажем, что-то более менее похожее — один раз в Барселоне, и второй раз на Бали, где владелец был, разумеется, итальянец.

Во время своего первого визита в Италию я останавливался в отеле, расположенном в средневековом замке. К отелю прилагался дорогущий даже по меркам Рима ресторан высокой кухни, который, мягко говоря, меня не впечатлил. Впрочем там хотя бы можно было поесть.
Прошло почти шесть лет. И вот я опять в Италии. И опять в центральной. В надежде на «перезагрузку» отношений с местной кухней. Чтобы не рисковать по-крупному, решил начать со стритфуда: взял местный кебаб (по-московски будет «шаурма», по-питерски — «шаверма») за 4 евро. Попробовал…

Я, конечно, избалован ресторанно-кафешной Литвой, где отчаянная конкуренция на рынке заставляет бороться за каждого клиента. Где зайдя куда-нибудь даже наобум, шанс нарваться на нечто малосъедобное стремится к нулю. Где не надо знать «места, где можно поесть», а гораздо проще знать места, где есть не надо, потому что их можно перечислить по пальцам. Да, я избалован. Но, простите, как надо постараться, чтобы испортить эту простейшую конструкцию из мяса, овощей и лепешки, чтобы ее литовский собрат, стоящий в два раза дешевле, казался на ее фоне просто пищей древнеримских богов? Но ещё больше меня поразила взятая там же пицца. Назовите любой бренд: Пицца-Экспресс или Чили-Пицца в Вильнюсе, какая-нибудь Транспицца или Папа Джонс в Москве. Все это будет намного вкуснее (и, разумеется, дешевле), чем-то недоразумение, которое мне довелось попробовать сегодня.

Причем я уверен, что итальянцы умеют готовить, в отличие от каких-нибудь англичан. Ведь у них есть отличный сыр, прекрасное вино, у них есть прошутто, наконец. Такое ощущение, что они просто не хотят напрягаться. По этой же причине, видимо — дальше идут мои наблюдения только сегодняшнего дня — у них кучи мусора на улицах, несмотря на жесткие правила и огромные штрафы. По этой же причине у них супермаркеты закрываются за десять минут до времени, указанного на дверях (попробовали бы они такое в мичети, простите, в Москве или в Вильнюсе, например). Ну и много всего другого, что мне — можно сказать, северному европейцу — кажется непростительным разгильдяйством. Но все равно нас тянет сюда. Здесь есть теплое солнце, теплое по нашим меркам море и пальмы не в крытых оранжерея. Фиг с ними — остериями и тратториями. Возьмешь бутылку местного дешевого белого вина, отрежешь ломоть чиабатты, облагородишь его тоненьким слоем прошутто, а сверху добавишь горгонзолы и сядешь на пляже, глядя на закат — что еще надо для незамысловатого итальянского кулинарного счастья?

Кеша Павлов

Комментарии